Please reload

Недавние посты

ОБРАЩЕНИЕ СООБЩЕСТВА ПЕРИНАТАЛЬНЫХ И РЕПРОДУКТИВНЫХ ПСИХОЛОГОВ К КОЛЛЕГАМ-ПСИХОЛОГАМ, ПЕДАГОГАМ, ВРАЧАМ, К РОДИТЕЛЯМ, К БУДУЩИМ РОДИТЕЛЯМ...

May 21, 2017

1/7
Please reload

Избранные посты

Интересный факт. Во многих культурах, например, у племенных народов Африки, Америки, Океании, жителей Полинезийских островов, австралийских аборигенов и т.п, здоровье описывается как способность петь, танцевать, наслаждаться историями и любить молчание. Если человек утрачивает одно из этих качеств, то считается, что он начинает терять душу. Утративший все качества – душу потерял. Человека спрашивают, когда именно он перестал петь, танцевать, любить истории и начал тяготиться молчанием, потому что именно в тот период, когда перестал делать это, заболела его душа и стала исчезать. Соответственно, целительские практики и ритуалы направлены на то, чтобы вернуть человеку все эти качества – вместе с ними вернется его душа, а вместе с ней и здоровье.

 

А теперь представьте человека, который не хочет ни петь, ни танцевать, раздражается от историй и сам не любит их рассказывать, тяготиться тишиной и одиночеством. Никого не напоминает?

 

Когда в своем кабинете я открываю пачку пастели и достаю лист бумаги, я часто вижу испуг в глазах: «Я не умею рисовать! Можно без этого?» А у некоторых даже случаются приступы панической атаки, когда я прошу изобразить на бумаге что-то про свои чувства.

 

Когда я предлагаю встать с кресла, послушать своё тело и сделать несколько движений, я вижу, как молодые красивые люди (мужчины и женщины) принимают нелепые зажатые позы, стоя практически на одной ноге, и вскидывают руки, как переломанные крылья, при этом бледнея и стремясь вновь спрятаться в кресло.

 

Они раздражаются, когда повисает длинная пауза, когда я молчу и не интерпретирую их слова и действия. В этот момент они пытаются унять своё учащенное дыхание, и испытывают телесное и эмоциональное напряжение, будто вот-вот в этой тишине случится что-то страшное, прорвет гигантскую платину и нескончаемый поток боли и слёз устремиться в мир, унося всё на своём пути.

На вопрос «Что вы чувствуете?» они отвечают «Не знаю. Ничего», будто у них, действительно, больше нет души.

 

Но она есть, я уверяю вас. Злые демоны страха и страданий, возможно, заперли её в темном подземелье. Но стоит только взять в руки карандаш и начать им не отрываясь водить по бумаге, ни о чем не думая, и не пытаясь придать этому смысл – просто водить, вырисовывая странные фигуры и линии, как вдруг в этих каракулях душа начинает подавать сигнал.

 

Стоит только дать переломанным крыльям свободу и позволить им двигаться – пусть пока нелепо, как получается – и вдруг из подземелья с каждым новым движением вырывается выдох облегчения.

 

И дальше обычно я слышу что-то вроде: «Я очень любила рисовать в детстве, но мне говорили, что я рисую плохо» или «Я занималась танцами, но папа сказал, что это не профессия и надо заниматься чем-то серьезным».

 

«Пушкиным тебе не стать, пишешь слишком коряво, да и вообще в твоем возрасте уже стыдно писать стихи»

 

«Мне иногда так хочется рисовать акварелью, но у меня же семья, есть дела поважнее, я не могу себе позволить заниматься этим бесполезным делом»

 

«А разве взрослые лепят из пластилина?»

 

К счастью, в моем кабинете взрослые и очень серьёзные люди могут заниматься любыми бесполезными делами: рисовать каракули пастелью, экспериментируя с формами и цветами, лепить из глины, стучать пальцами по столу, отбивая ритм своего настроения, представлять, что их руки – это крылья, а ноги – это быстрые волны, которые уносят их из зоны бедствия, долго молчать, слушая тишину и стук своего сердца, рассказывать сказки и даже писать поэмы. Иногда они могут просто дремать под музыку, летая во внутреннем космосе своего мира.

 

Свои первые рисунки они чаще всего отправляют в мусорную корзину, как что-то напоминающее о плохом. Но в какой-то момент рисунок становится ценным и его бережно уносят с собой.

 

Бережно заворачиваются в бумагу и прячутся в сумку фигурки из пластилина или глины. Записываются на диктофон телефона придуманные истории и ритмы. Заживают и снова набирают силу крылья. И вот уже вместо безликого «Не знаю. Ничего не хочу» я слышу «Я хочу…! Хочу…! И еще это хочу! Знаю!»

 

И тогда я понимаю, что душа вернулась.

 

А вы когда перестали танцевать? Петь? Когда вас начали раздражать истории? Когда молчание и тишина стали мучительными?

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Мы в соцсетях